ЕГИПЕТСКАЯ МАРКА

Ты узнаешь меня по почерку. В нашем ревнивом царстве Стихотворения и поэмы М. В нашем ревнивом царстве все подозрительно: Даже ребенку скучно в такие цацки; лучше уж в куклы. Вот я и разучился. Теперь, когда мне попадается цифра девять с вопросительной шейкой чаще всего, под утро или заполночь двойка, я вспоминаю лебедь, плывущую из-за кулис, и пудра с потом щекочут ноздри, как будто запах набирается как телефонный номер или -- шифр сокровища. Знать, погорев на злаках и серпах, я что-то все-таки сэкономил! Этой мелочи может хватить надолго. Сдача лучше хрусткой купюры, перила -- лестниц.

Иосиф Бродский. Песня ( )

Лифшицу Я всегда твердил, что судьба - игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический стиль победит, как школа, как способность торчать, избежав укола. Я сижу у окна. Я считал, что лес - только часть полена.

назад не стало выдающегося поэта-шестидесятника Иосифа Бродского. Диссидент провел последние Я разговаривал на эту тему с Бродским еще Питере. Ахматова тогда была жива. Кому-то обидно, кто-то продолжает ревновать. . С тех пор в Мариуполе я больше не бывал.

И сколько было у нее величеств! Мне как-то дед сказал: Все культ да культ… Была такая личность, и потому, наверно, был и культ. И что вы там о нем ни говорите, как не судите горько, горячо, оставил он шинель, потертый китель да валенки подшитые еще. Но он к тому ж оставил государство с таким авторитетом на земле, что, милый мой, тут некуда деваться — себя представьте хоть на миг в Кремле.

И все, что было за его устами, подстать ему лишь было одному. Я еще нэ Сталин!

Диана Арбенина — Я больше не ревную

Я любил тебя больше, чем ангелов и самого, и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих. Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне, в городке, занесенном снегом по ручку двери, извиваясь ночью на простыне, как не сказано ниже, по крайней мере, я взбиваю подушку мычащим"ты", за горами, которым конца и края, в темноте всем телом твои черты как безумное зеркало повторяя.

И ревновать, и сердиться не стоит, если музыка и исполнители В альбом « Мой Бродский» я включил понравившееся мне пение И чем больше слушал, тем больше вслушивался в содержание и настроение исполняемого .

Асфальт уходил из-под наших ног, я не смела увидеть твои глаза. Не стало того, кто бы мне помог нажать на тормоза. Ты даришь дороге свой силуэт, а мне оставляешь весны западню. Кого я в тебе люблю? Зовет меня к тебе неторопливый день и в небе высоко поет, поет труба. У наших тревог одно окно - в пустоту, у наших дорог одна награда - в конце И мой свет в твоем лице. Я больше не ревную.

Иосиф Бродский — Я вас любил… — читает Вадим Демчог

В предисловии к сборнику своих стихотворений Ролан Быков писал: Втайне горько плакал, когда представлял себя распростертым на земле со смертельной раной на груди, просто рыдал - и тогда чудом все-таки оставался в живых. Мечтал стать артистом, педагогом, ученым и музыкантом меня однажды поразил звук флейты - я его до сих пор слышу. Как это ни странно, но все мои мечты так или иначе сбылись - не все в виде профессии, но это не важно. Очевидно, немного задержался в детстве - люблю все, особенно все вместе.

Я вам вырву своё сердце, мне оно уже не нужно Я больше не ревную, Бродского, Ващилина, Сапгира, Сваровского Всех и не.

Стихи о любви и стихи про любовь Осип Мандельштам Я наравне с другими Хочу тебе служить, От ревности сухими Губами ворожить. Мне пересохших уст, И без тебя мне снова Дремучий воздух пуст. Я больше не ревную, Но я тебя хочу, И сам себя несу я, Как жертву палачу. Тебя не назову я Ни радость, ни любовь. На дикую, чужую Мне подменили кровь. Еще одно мгновенье, И я скажу тебе: Не радость, а мученье Я нахожу в тебе. И, словно преступленье, Меня к тебе влечет Искусанный в смятенье Вишневый нежниш рот Вернись ко мне скорее, Мне страшно без тебя, Я никогда сильнее Не чувствовал тебя, И все, чего хочу я, Я вижу наяву: Я больпе не ревную, Но я тебя зову.

Добавление комментария

Что-то здесь навсегда изменилось. Кто-то новый царит, безымянный, прекрасный, всесильный. Над отчизной горит, разливается свет темно-синий, А в глазах у борзых мельтешат фонари - по цветочку, Кто-то вечно идет возле новых домов в одиночку. Значит, нету разлук, значит, зря мы просили прощенья У своих мертвецов.

Вот, скажем, есть такой поэт Бродский - так больше всего я не люблю тех, кто любит А я вот чаще не мужчин ревную, а красоту к глупым женщинам.

Мне жаль, что тебя не застал летний ливень В июльскую ночь, на балтийском заливе Не видела ты волшебства этих линий - Волна, до которой приятно коснуться руками, Песок, на котором рассыпаны камни Пейзаж, не меняющийся здесь веками. Мне жаль, что мы снова не сядем на поезд, Который пройдет часовой этот пояс По стрелке которую тянет на полюс. Что не отразит в том купе вечеринку, Окно, где все время меняют картинку, И мы не проснемся на утро в обнимку. Поздно ночью Через все запятые дошел, наконец, до точки Адрес, почта - Не волнуйся, я не посвящу тебе больше ни строчки Тихо, звуки По ночам до меня долетают редко Пляшут буквы Я пишу и не жду никогда ответа Мысли, рифмы Свет остался, остался звук, остальное стерлось Гаснут цифры Я звонил, чтобы просто услышать голос Всадник замер Замер всадник, реке стало тесно в русле Кромки, грани Я люблю, не нуждаясь в ответном чувстве

Мужская и женская ревность: сравнительный анализ

Когда-нибудь, когда не станет нас, точнее - после нас, на нашем месте возникнет тоже что-нибудь такое, чему любой, кто знал нас, ужаснется. Но знавших нас не будет слишком много. Вот так, по старой памяти, собаки на прежнем месте задирают лапу. Ограда снесена давным-давно, но им, должно быть, грезится ограда. Их грезы перечеркивают явь.

Достоевский презирал Тургенева, а Бунин терпеть не мог Набокова. « Знаешь, почему я – поэт, а Маяковски себе – непонятная профессия как росла его слава, стал ревновать, и их отношения испортились. Всё советское Бродский не любил, но Евтушенко не любил ещё больше.

Я вас любил безмолвно, безнадежно. То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам Бог любимой быть другим. Любовь еще - быть может. Но ей не быть. Лишь конский топ на эхо нас помножит да волчья сыть. Ты кинь коня и волка приласкаешь Плывет твой конь к тебе под парусами, там - пустота.

Взовьется в звон мой волк - с клыками мячик к тебе, но ты уходишь в дебри девочек и мачех моей мечты. Труднее жить, моя, бороться проще, я не борюсь.

Иосиф Бродский «Я вас любил. Любовь ещё (возможно...»

Я наравне с другими Хочу тебе служить Я наравне с другими.

В первы я увидел Сергея Довлатова на его выступлении в Доме писателя. Сергей Довлатов не хотел, чтобы внимание окружающих больше всего . Мила очень тепло принимала гостей, и я не знал, к кому ее больше ревновать. Бродски в ударе, читал «Большую элегию Джону Донну» и.

Заранее прошу прощения за то, что некоторые произведения по техническим, так сказать, причинам останутся без переводов а одно - без оригинала, что еще обиднее. , , ; , ; . , , - ? , , , - , - ! , ! , , ; , , , . , , , . - , , . Заветное имя сказать, начертать Хочу - и не смею молве нашептать.

Я наравне с другими / Я больше не ревную - Дина Гарипова («Кураж»)